[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Локнянское отделение СДР » Годы ВОВ » Локнянский район В годы В.О.В. (Оккупация)
Локнянский район В годы В.О.В.
СлавяновичДата: Пятница, 12.08.2011, 18:00 | Сообщение # 1
Председатель СДР г.Локня
Группа: Администраторы
Сообщений: 285
Репутация: 0
Статус: в самоходе
Трагедия советского народа в Великой Отечественной войне глубоко коснулась и жителей Локнянского района. Оккупация района началась 22 июля 1941 года и продолжалась по февраль 1944 года. 31 месяц хозяйничали фашисты в нашем районе.

Уже в первых числах июля над Локней повеяло горячим дыханием войны. 2 июля был совершен первый налет фашистских самолетов на железнодорожную станцию и сам райцентр. Они сбросили бомбы на железнодорожное полотно и обстреляли поселок из пулеметов. Затем налеты вражеских самолетов на Локню участились. Войска, охранявшие станцию и поселок, зенитным огнем отгоняли фашистских стервятников.

По ночам запад светился заревом пожаров. По дорогам на восток медленно шли утомленные беженцы, гурты скота тянулись за ними. Огненное дыхание фронта приближалось к Локне. Люди семьями и в одиночку стали покидать поселок. Они шли на Холм и Плоскошь, чтобы оттуда уехать в глубь страны.
Из прибывавших по ночам в Локню поездов выгружались войска, они шли на запад, откуда слышался гром артиллерийской канонады, взрывы бомб и снарядов. Фронт неумолимо приближался в Локнянскому району. 16 июля гитлеровцы заняли Кудеверь, Ратьково, Вяз. 18 июля, заняв Бежаницы, гитлеровцы устремились к Локне, в которой с боями появились 20 июля.

Сильно поредевшие воинские части 22-й армии (командующий генерал-майор Вострухов) не смогли противостоять под Локней превосходящим силам фашистских орд, и захватчики приступили к установлению "нового порядка". Из лучших домов изгнали местных жителей и заняли их под свои казармы. Под охрану взяли железную дорогу и ее имущество. По поселку расклеивали гитлеровские приказы с перечислением того, чего нельзя было делать. На всех приказах было крупно выделено слово "расстрел".
В самой Локне и в районе закрылись школы, магазины, клубы, библиотеки. На почти безлюдных, во многом разрушенных улицах поселка раздавались лишь топот солдатских сапог, слова немецких команд да выстрелы. Полуподвальные-помещения были превращены в тюремные застенки, где томились арестованные, ни в чем не повинные советские люди. В первые же дни оккупации немецко-фашистское командование начало жестокую расправу с мирным населением. Все коммунисты и комсомольцы, учителя и советские активисты были взяты на учет. Многие из них сразу же были расстреляны.

Об одном из первых преступлений фашистов на локнянской земле, совершенном 16 сентября 1941 года, вспоминает И.Д. Стариков: "К началу войны мне было 13 лет, поэтому я хорошо запомнил тот осенний день. Как тогда установилось с приходом оккупантов, в школу я не пошел, а вместе с другими мальчишками молотил лен на колхозном гумне. В эти часы и подкралась к моей родной деревне Атрепово, тогда Назаровского сельсовета, беда. Пришла она со стороны Полевой Рощи, места между Алексеевским и Заклюкой, где был взорван железнодорожный мост. Кто это сделал неизвестно, ведь партизан еще не было. В результате вагон немецкого состава сошел с рельсов и погиб один солдат.

За потери фашисты мстили жестоко, чтобы другим неповадно было. Объектами карательной акции выбрали пять деревень: Алексеевское - центр сельсовета, Полибино и Атрепово - большие деревни, Заклюка, где жили учителя, и Андрейково. Деревни заполыхали. Именно тогда на гумне мы увидели, что горит наша деревня. Когда прибежали, все выгнанные из домов жители были собраны за околицей. Моего брата взяли в заложники. Страшные минуты отчаяния пережили мы с матерью, пока крадучись шли за пятью конвоируемыми заложниками, в числе которых был мой брат Александр, до самой Полевой Рощи. Там увидели немецких солдат, бронепоезд с нацеленными на "низы" стволами и еще множество людей. Точно так же следом за своими родными пришли мои знакомые из соседних деревень. Ведь по 8 человек было взято из сгоревших Алексеевского и Полибино, четверо из Андрейково. Всего 25 человек. Приговоренных к смерти заложников поставили на колени и расстреляли из пистолетов в упор. Раненых добивали..."

Введение "нового порядка" в Локне гитлеровцы начали с создания управы и полиции. Им нужны были непосредственные исполнители своих распоряжений. В эти оккупационные органы были набраны отщепенцы советского общества -уголовники, деклассированный элемент.
Первое задание им состояло в создании еврейского гетто в поселке.

Гитлеровцы с лютой ненавистью относились к цыганам. Поэтому многие из них еще до оккупации района фашистами выехали в восточные местности страны. Но большинство цыганских семей, проживающих в районе, остались на своих местах. Они расселились в дальних от Локни деревнях. Обнаружив цыганскую семью, гитлеровцы ее сразу же уничтожали. Так случилось с цыганской семьей, проживавшей в деревне Ескино. Цыганка Дарья с дочерью Марией была схвачена в. своем домике, стоявшем на краю деревни. Фашисты их сначала избили прикладами, искололи штыками, а затем расстреляли.
Учитывая такое положение, цыганские вожаки бросили клич ко всем своим собратьям сгруппироваться и уйти за линию фронта (тогда в Локнянском районе такая возможность была).

Об одной такой группе учительница Исаковской школы Е.В. Баскакова рассказывала на страницах районной газеты следующее: "Был морозный декабрьский вечер 1941 года. Без дороги, по заснеженному полю шли они большой толпой на восток. Увязая в снегу, шли усталые женщины с грудными детьми, шли подростки, молодежь и престарелые люди. Усталые, голодные, они решили заночевать в деревне Снарево. Не разведав, кто есть в деревне они всей толпой направились к манящим избам. А здесь их ожидала гитлеровская засада. Все они были схвачены, загнаны в лес и расстреляны. Гитлеровские изверги не пожалели ни старых, ни малых, грудных детей убивали прикладами. Восемьдесят человек тогда было уничтожено гитлеровцами в Снаревском лесу". В феврале 1942 года были расстреляны узники гетто. Вот как вспоминает об этом чуди, оставшийся в живых Филоновский Александр Григорьевич: "Во время оккупации немецкими извергами ст. Локня я с матерью и братьями проживал по адресу: ул. Социалистическая, д. И. Наш дом изверги превратили в гетто, где проживали советские семьи в количестве 51 человека разного возраста. Ночью 2 февраля 1942 года всех проживающих в нашем доме загнали в автобус и повезли в неизвестном направлении.

Привезли нас в помещение МТС, из которого выводили вдоль выстроенной немцами и полицаями шеренги на расстрел. Расстреливали по 2 человека, ставили на колени лицом перед ямой, а сзади стреляли из автомата.

Мне пуля попала в зимнюю шапку, которая спасла мне жизнь. Я вместе с братом упал в яму, в которую еще продолжали стрелять. Когда все утихло и прошло несколько часов, я вылез из ямы, в которой остались мои валенки, и босиком по снегу бежал до ближайших домов. В одном из домов мне дали старые калоши и
портянки, а утром попросили уйти из дома, боясь за свою жизнь. После долгих скитаний я добрался до партизанского отряда".
По словам Хитриновой Розы Михайловны, в селе Миритиницы немцы расстреляли еврейскую семью Решетникова Афанасия с женой Раисой Моисеевной и дочерью Анной Афанасьевной.Их могила находится в кустах рядом с кладбищем русских в д. Миритиницы

Восстановив железную дорогу, Локню гитлеровцы превратили в свою военную базу. Сюда прибывали эшелоны с войсками, боеприпасами, военным снаряжением, орудиями и танками
, тягачами и автомобилями. Отсюда войска шли на фронт под Валдай, Осташков, Селижарово. Туда же направлялось военное снаряжение и боевая техника. Локня была наводнена фашистскими войсками.

За несколько месяцев хозяйничанья оккупанты опустошили Локнянский район. Они разорили и сожгли многие села и деревни, общественные постройки колхозов и совхозов. Скот, хлеб, картофель, сельскохозяйственные машины, тракторы, теплые веши - все было объявлено собственностью Великой Германии.
Жители района освещались лучиной. Керосин, спички, соль, ткани, обувь, гвозди стали редкостью. Жизнь в районе фашистские оккупанты отбросили на десятки лет назад. Все жители района с 14 лет должны были бесплатно работать на фашистскую Германию. За невыход на работу или плохое выполнение задания советских людей подвергали телесным наказаниям палками и плетками. Жителям запрещалось переходить из одного селения в другое без разрешения немецкого коменданта.
Зимой 1941-1942 года тяжелое положение сложилось для гитлеровцев на автодорогах, ведущих к фронту. Из-за обильных снежных заносов на дорогах застряли сотни неприятельских машин. На расчистку дорог гитлеровцы силой оружия выгоняли жителей окрестных деревень. Многие крестьяне уклонялись от работы на дорогах, а' если и работали, то в большинстве случаев под дулами автоматов.

Спасаясь от преследований, крестьяне целыми деревнями уходили в леса, чтобы не работать на оккупантов. Особенно своим неповиновением фашистскому режиму прославилась деревня Рожново. Гитлеровцы жестоко расправились с ее жителями. Они сожгли многие дома в деревне, 26 человек живыми бросили в огонь. За уклонение от работы зимой 1941-42 годов в Локне было расстреляно более десятка жителей района.
В 1942 году в Локнянском районе фашистское командование потребовало от каждого крестьянского двора сдать с гектара посевов по пять центнеров зерна, картофеля - по 10 центнеров, молока - по 180 литров с коровы, мяса - по овце с хозяйства, яиц по 30 штук с курицы.

Известно, что гитлеровские заготовители не выполняли тогда планов продовольственных и фуражных заготовок и наполовину, а достигнутые "показатели" были осуществлены в большинстве своем силой оружия. Денежные налоги с жителей района брались на содержание полиции, старост,, военнопленных, беженцев, больниц и т.д.
Для устрашения населения в 1942 году на базарной площади Локни оккупанты установили виселицу. В июне 1942 года на площадь было согнано все население поселка и окрестных деревень. В этот день была назначена казнь братьям Черновым за невыполнение требований гитлеровского "нового порядка". Одновременно были схвачены десять других советских граждан, последовавших примеру братьев Черновых. Их тоже привезли на площадь в закрытой машине.
При замерзшей толпе братья Черновы, сопровождаемые усиленным конвоем гитлеровцев, подошли к виселице, встали на табуретки, сами надели на себя приготовленные веревочные петли. Фашистские палачи зачитали приговор.
Солдаты выбили из-под ног Черновых табуретки. Их тела судорожно закачались на виселице.
Тяжело и негодующе загудели присутствующие Закричали и заголосили пожилые женщины. По приказу гитлеровского фельдфебеля полицейские начали разгонять толпу.
В это время машина с приговоренными к расстрелу взяла быстрый разбег с места и направилась на скотское кладбище, где десять невинных советских граждан были расстреляны. Их имена не установлены до настоящего времени.
Аресты в районе продолжались. Тюремные застенки не пустовали. Узников допрашивали, пытали, избивали и опять держали в подвалах. Некоторых после допросов расстреливали сразу.

11 октября 1942 года в Локне опять была устроена публичная казнь десяти арестованным советским гражданам. В их числе были расстреляны председатель колхоза имени Фрунзе Ф.М. Мотаков, учительница М.П. Арсентьева и другие.
Под оккупацией оказалось 26 тысяч жителей, в том числе 11 тысяч женщин. О зверствах фашистов, их расправах над мирными населением в районе, так сообщал в своей докладной записке инструктор Калининского обкома ВКП (б) т. Ермаченков 19 ноября 1941 года: "Фашисты зверски расправляются с гражданским населением Локнянского района. В августе в поселке Локня повесили двух братьев за то, что у них нашли несколько патронов от винтовки. Крестьянина Сысоева из деревни Ляхово вместе с женой и дочерью заставили вырыть себе могилу и расстреляли за то, что они накормили двух красноармейцев, выходивших из окружения. Фельдшера Миритиницкой больницы Феоктистова расстреляли за то, что нашли у него немецкий мундир».

За два года семь месяцев оккупации гитлеровцы уничтожили в районе 335 населенных пунктов, а в них семь тысяч крестьянских домов с надворными постройками, 1800 общественных строений колхозов и совхоза. Были выжжены все населенные пункты в Брутовском, Гоголевском, Лебедевском, Немчиновском и Горицком сельсоветах.
Фашисты уничтожили три МТС (Локнянскую, Каськовскую, Троицкую), 191 колхоз и совхоз "Крестилово", три льнозавода (Бородинский, Троицкий и Самолуковский), два маслосырзавода, десятки молокоприемных пунктов, три электростанции, промкомбинат, пищекомбинат, три швейных, три сапожных мастерских, все кооперативное хозяйство (27 магазинов, б столовых, 5 чайных, промтоварные склады и т.д.), две средних, шесть семилетних и 45 начальных школ, 13 фельдшерско-акушерских пунктов, двое детских яслей, детский сад, двадцать библиотек, кинотеатр, больницу, роддом.
Сильный урон врагом был нанесен общественному животноводству. Только у колхозов и совхоза фашистские оккупанты изъяли 6,5 тысячи лошадей, 16,5 тысячи голов крупного рогатого скота. 2,3 тысячи свиней, 11,7 тысячи овец, 10,7 тысячи личного скота, птиц, уничтожили 1,7 тысячи семей пчел. Было сожжено большинство животноводческих построек. У колхозов и совхоза района фашисты забрали 272 сенокосилки, 154 жнейки, 156 сеялок, 358 молотилок, 254 льномялки, 5134 плуга.. Поистине район был лишен машин и орудий для обработки и уборки полей.

Ущерб, причиненный Локнянскому району в годы фашистской оккупации, выражался огромной суммой - 2,5 млрд. рублей.
В районе не было почти ни одного населенного пункта, который бы не был подвернут разрушению, уничтожению огнем, разграблению. Сильно были разрушены Локня, Михайлов Погост, Подберезье, Алексеевское и многие другие селения.
Но самая тяжелая утрата - гибель людей: фашисты в районе расстреляли 1210 человек, согнали в немецкое рабство 15576 человек, из них 6171 человек не вернулись -погибли на чужбине.

До 1942 года в планы немецкого командования не были включены меры борьбы с партизанами и сочувствующим им местным населением. Но уже летом -осенью 1942 года немцам пришлось отвлечь с фронта 24 дивизии регулярных войск. Образовывались специальные отделы по борьбе с партизанским движением и усилению карательных действий в отношении местных жителей. Была снята моральная ответственность за убийства мирных граждан. Эти зверства волной прошли и по территории Локнянского района.

В Локнянском районе из числа руководящих кадров на 23 июля 1941 года было организовано два партизанских отряда. Первый базировался в районе д. Ляхово. Второй партизанский отряд находился в районе Тусевской дачи". 24 августа 1941 года два отряда объединились и действовали совместно в Локнянском районе. Таким образом, согласно материалам бывшего партийного архива Калининской области, партизанский отряд Локнянского района первоначально с 30 августа 194 Г года состоял из 23 человек. Командиром отряда был Покаместов Александр Георгиевич (зав. нефтебазой), комиссаром отряда -бывший первый секретарь Локнянского РК ВКП (б) Углов Федор Михайлович. Отряд пополнялся за счет местного населения, солдат, вышедших из окружения.

С сентября 1941 года по май 1942 года массовой работой партизан было охвачено 25 сельских Советов Локнянского района. В них было распространено 7000 листовок, принесенных из-за линии фронта, и около 500 листовок, выпущенных отрядом. В листовках писали о зверствах фашистов, грабежах, насилии. Призывали к саботажу и срыву заготовок всех видов, о помощи частям Красной Армии и партизанским отрядам, о расправе с предателями Родины. Было за это время проведено 25 собраний, бесед и читок - 725.

В июле 1942 года в партизанском отряде уже было 78 человек. Решением подпольного райкома ВКП (б), который базировался до 20 мая 1945 года в д. Старкове Пестряковского сельсовета Плоскошского района Калининской области (недалеко от границы Локнянского района), в отряд были направлены руководящие работники районных организаций, сельских Советов, коммунисты и комсомольцы, часть беспартийных -всего 22 человека.

Решением бюро РК ВКП (б) от 13 июля 1942 года организуется партизанская бригада (Калининская партизанская бригада №12) в составе.трех отрядов из 143 человек. Командирами отрядов были: Лазоренко (из окруженцев), Кочетков, Румянцев. Комиссаром бригады назначен Васильев Г.В., нач. штаба -Громов С.И., нач. продовольствия и питания - Хманов П.Т. Углов Ф.М., Васильев (председатель исполкома), Щербаков (нач. НКВД) входили в тройку по подпольной работе. С этого времени по решению штаба партизанского движения Калининской области бригада стала называться 12-я Калининская партизанская бригада. Она поддерживала связь со штабом партизанских бригад Калининской области.

Ф.М. Углов, бывший первый секретарь Локнянского РК ВКП (б), комиссар партизанской бригады, вспоминает, что база партизанских отрядов вначале была подготовлена среди болот за д. Ляхово. Оружие вначале было приобретено в отступающих частях нашей армии. Связные с партизанами встречались даже в открытой немцами локнянской церкви под видом верующих. Первое время локнянский отряд из-за своей малочисленности не предпринимал крупных военных
действий, за что их неоднократно критиковали. Партизаны передавали сведения, добытые разведчиками, на большую землю, распространяли листовки, уничтожали немецкие машины, отбивали у немцев обозы с награбленным продовольствием, обрезали линии связи, выводили попавших в окружение советских воинов к линии фронта.
О мужестве и героизме партизан говорит тот факт, что каждый третий из них был награжден орденами и медалями. За 1942-1943 гг. партизанами выведено из строя 2500 гитлеровцев, пущено под откос 12 эшелонов, подорвано 27 мостов, обрезано 2700 метров телефонной связи, разрушено 7 км железнодорожного пути, уничтожено 8 немецко-полицейских гарнизонов, 2 склада с боеприпасами.

Конечно, несли потери и партизаны. В районе д. Миритиницы каратели окружили партизанских разведчиц Паню Никифорову, уроженку Локнянского района, и Любу Богомолову из г. Осташкова Калининской области, но девушки не дались им в руки живыми и на глазах карателей подорвали себя гранатой.
13-летний партизан Саша Марьев с комсоргом Ребуевым заложили 40-килограммовый заряд под рельсы на железной дороге и подорвали фашистский состав, но погибли и сами.
Был выслежен полицаем, схвачен и зверски замучен карателями в момент приема сводки Совинформбюро в подвале дома радист Петр Магаев.
Всего погибло и захоронено на территории Локнянского района 45 партизан. Среди них Герой Советского Союза Горячев Николай Иванович, начальник штаба партизанской бригады Алиев Исмаил, комиссар отряда "Земляки" Варевич Дмитрий, командир спецотряда Яковлев Федор.
Освобождение юга района от немецко-фашистских захватчиков началось в
1943 году. В районе деревень Любомирово, Чулинино, Чернушки в феврале воины 254-го гвардейского полка 56-й гвардейской стрелковой дивизии прорвали оборону немцев, заметно ослабленную действиями партизан. В составе одного из батальонов был и автоматчик Александр Матвеевич Матросов. 5 февраля ему исполнилось 19 лет, а 23 февраля он совершил подвиг, закрыв грудью амбразуру дзота, тем самым обеспечив продвижение своего батальона. После боя за деревню Чернушки капитан Ноздрачев достал комсомольский билет героя и написал: "Лег на огневую точку противника и заглушил ее, проявил геройство".
Всего 20 километров отделяют Чернушки от Локни, но до полного освобождения района нашим войскам понадобился целый год. В начале февраля'
1944 года части 33-й гвардейской стрелковой дивизии, входившие в состав 22-й армии, сформированной на Урале, перешли в решительное наступление в районе ст. Локня. В освобождении района участвовала 115-я Краснознаменная Холмско-Берлинская стрелковая дивизия, 856-й отдельный артиллерийский полк сибиряков-добровольцев, 287-й танковый полк, 211-й артиллерийский полк, 65-я штурмовая бригада, 44-я лыжная бригада, 211-й отряд разминирования. Весь район, в том числе и Локня, был окончательно освобожден 26 февраля 1944 года.

За годы войны на фронтах погибло 4142 воина-земляка, в том числе пропало без вести_2556 человек.
Бои за освобождение района шли 10 дней. Десять дней -небольшой отрезок времени для четырех лет Великой Отечественной войны. Но для жителей Локнянщины именно 10 дней (с 19 по 29 февраля 1944 года) должны запомниться особо как дни боев за освобождение района от гитлеровских оккупантов.

Историческая хроника событий тех дней.
19 февраля начали наступление на Осипово Село. Уничтожено десять огневых точек.
20 февраля. Продолжили бои за Осипово Село, которое взяли к вечеру. Оседлали дорогу Холм-Новоржев.
21 февраля. Продолжили наступление на Иванисово, хутор Аникино.
22-23 февраля. Продолжили преследование противника, подавили шесть огневых точек фашистов, взят один тягач, подбито несколько орудий врага.
24 февраля. Продолжили преследование гитлеровцев, отходивших на Локню. КП в деревне Веретье.
25-26 февраля.Шли в непосредственной близости к Локне. В ночь на 26-е взяли Локню. Продолжали преследование противника в направлении д. Гринево.
28 февраля. Готовились к штурму г. Новоржев.
29 февраля взят Новоржев. После освобождения населенных пунктов Веретье и Иваньково части подошли к станции Локня, сходу 25 февраля 1944 года освободили д. Кладовицы и вышли к окраинам Локни.

После освобождения Кладовиц полку было приказано взять п. Локня. По данным разведки там находился усиленный гарнизон противника и особенно на станции Локня. Поэтому было решено: взять усиленный взвод автоматчиков и выйти на левый фланг поселка.
Вместе с артиллеристами был открыт огонь по переднему краю противника. Спустя час, основные силы батальона, 1-я, 2-я стрелковые роты и приданные батальону другие подразделения устремились с правого фланга на станцию Локня.
Операция была проведена успешно. Железнодорожная станция была взята без значительных потерь. Были взяты в плен 300 немцев, большое количество техники и боеприпасов в железнодорожных составах.

В боях за Локню отличились: капитал Борисов, командир минометной роты Лаптев, ст. лейтенант Литвинов, лейтенант Некрасов, много сержантов и рядовых", -из рассказа участника этих боев Авдеева Петра Константиновича.
В боях под Локней погиб командир 164-го стрелкового полка гвардии подполковник Степан Андреевич Кушнаренко. Его полк первым вошел в пристанционный поселок и избавил жителей от оккупации. Имя Кушнаренко увековечено в названии одной из улиц Локни.
На территории района находятся 22 воинских захоронения, где покоятся 3376 воинов.
С февраля 1944 года началось восстановление района и поселка Локня.
 
СлавяновичДата: Вторник, 06.09.2011, 11:30 | Сообщение # 2
Председатель СДР г.Локня
Группа: Администраторы
Сообщений: 285
Репутация: 0
Статус: в самоходе
«История предков всегда любопытна для того,
кто достоин иметь Отечество».
Н.М. Карамзин.


Введение.
История каждого отдельного государства слагается из истории любого города, села, деревни. Большое всегда начинается с малого, только вот малое в большинстве случаев забывается, упускается из виду. Наша задача, молодого, подрастающего поколения искать, изучать, хранить и передавать другим знания о том, как жили люди в нашем крае 50, 100 и более лет назад, чем они занимались, с кем воевали, о том, чем мы можем гордиться.
Мы очень любим свой родной край, а поэтому занимаемся изучением его истории, хотим знать истоки героизма и трудолюбия наших земляков.
В нашей школе создан краеведческий музей. Я являюсь его экскурсоводом. На базе музея организован и работает кружок «Краеведение». По заданиям совета музея учащиеся нашей школы занимаются исследовательской деятельностью, которая посвящена изучению истории Подберезинского края. Собранный материал предполагается использовать в будущем для написания книги о нашем селе.
Работа, которую я выполняла, называется « И будем жить… (Воспоминания очевидцев о Великой Отечественной войне)».
Для выполнения краеведческой работы были использованы разнообразные формы и методы: работа с летописными и литературными источниками, документальными источниками государственных архивов, анализ хронологических таблиц исторических событий в нашем крае, материалы музеев, а также непосредственных встреч и бесед с интересными людьми, старожилами нашего края, изучение фотографий, фотокопий, статей и заметок из старинных газет и журналов.
Цель моей исследовательской работы заключалась в том, чтобы собрать, изучить и обобщить материал о моем родном Подберезинском крае в годы войны 1941-1945 гг., о людях, которые жили и воевали на оккупированной захватчиками территории. Свою работу я посвящаю 60-летию освобождения села Подберезье и Локнянского района от немецко-фашистских войск.
Трагедия советского народа в Великой Отечественной войне глубоко коснулась жителей Локнянской земли, в том числе и древнего русского села Троица-Хлавица (ныне Подберезье).
22 июня 1941 года на нашу страну вероломно напал сильный и беспощадный враг – фашистская Германия. В считанные дни война дошла и до Псковщины. Возмущенные жестокостью и вероломством фашистов, подберезинцы, как и весь советский народ, встали в ряды защитников Отечества. Сражались они на разных фронтах, отдавая свои жизни во имя Родины.
А те, кто оказались на оккупированной немецкими захватчиками территории терпели, выносили все тяготы войны. К сожалению, некоторые из них не избежали фашистского плена и лагерей. Но даже находясь в немецком тылу, люди продолжали бороться: многие воевали в партизанских отрядах, подполье, стремясь наносить врагу как можно больший урон.
Простым людям, жившим в нашем крае во время оккупации и боровшимся с фашистами, посвящено данное исследование. Я считаю, что выбранная мною тема является как никогда актуальной и важной сегодня. Пусть они не стали героями, но саму жизнь в этих тяжелейших условиях мы считаем подвигом.
А подвиг никогда не становится прошлым: новые поколения, изучая жизнь и дела людей тех военных лет, будут заряжаться их нравственными ценностями, их бесконечной верой в победу самой жизни над злом, разрушением и смертью, которые несет война. Это особенно важно для юношей и девушек, которые только-только обретают молодые крылья.
I. Война приходит в наш край.

Война!… Навсегда в памяти старшего поколения остался охваченный пламенем, оглушенный громом орудий сорок первый год – год начала войны с немецко-фашистскими захватчиками.
Прощай, мирная жизнь! В то время, к 1941 году наше село, тогда еще Троица-Хлавица Подберезинского сельсовета, входило в состав Локнянского района Калининской области и было центром колхоза «Красная горка». Здесь работали машинно-тракторная станция (МТС), Ловатское лесничество, льнозавод, сырзавод, леспромхоз, пожарное депо, 7-летняя школа, участковая больница, ветлечебница, участковый нарсуд. Но мирный труд людей был прерван. Дыхание войны пришло сюда с общей мобилизацией, с созданием в селе истребительного батальона, с оборонными работами по берегу р Ловать. Однажды, ранним утром, появились первые беженцы. Это были
жители городов: Острова, Опочки, Прибалтийских республик. Актив сельсовета организовал для
них на общественных началах продовольственный пункт. Потом в поселке разместились воинские части, в школьных зданиях оборудовали госпиталь для раненых советских солдат.
10 июля началась эвакуация колхозного скота в соседний Плоскошский район. Еще не верилось, что война у порога родного дома. Фронт неумолимо приближался к Локнянскому району и нашему селу. По ночам запад светился заревом пожаров. По дорогам на восток на Холм и Плоскошь, медленно шли утомленные беженцы, гурты скота тянулись за ними. Люди шли пешком до железнодорожной станции, которая находилась в г. Торопце, чтобы поездом уехать вглубь страны.
16 июля гитлеровцы заняли деревни соседних Бежаницкого и Новосокольнического районов: Кудеверь, Ратьково, Вяз. Оккупация нашего района началась 22 июля 1941 года. Авангардные части противника вступили на территорию ныне Миритиницкого сельсовета со стороны Кудевери1. Тогда, в 1941 году, на территории Локнянского района не было заранее подготовленной линии обороны. Однако, чтобы преодолеть хорошо вооруженным фашистам сопротивление наших отступающих бойцов, имеющих при себе лишь винтовки и гранаты, и полностью оккупировать район, потребовалась целая неделя. С появлением фашистов в Локне, в нашем селе стали хорошо слышны залпы артиллерийских орудий, начались воздушные обстрелы с самолетов. Обороняли село части 65 стрелкого корпуса 27 армии Северо-Западного фронта. Несмотря на сопротивление наших войск, фашистские войска упорно продвигались вперед. Продолжалась массовая мобилизация мужчин на фронт. В первые два месяца войны, в июне-июле 1941 года, было призвано в ряды Красной Армии 3895 земляков2. Уходили на защиту своего Отечества порой по несколько мужчин из одной семьи, оставляя дома своих жен, детей и стариков.
Населению было предложено эвакуироваться, но смогли это сделать не все, и в ночь с 23 на 24 июля в Троице – Хлавице появились немцы. Под оккупацией оказались 26 тыс. жителей Локнянского района, в том числе 11 тыс. женщин.
Война пришла на порог каждого дома. О стойкости духа, о вере в победу, о героизме людей, оказавшихся на оккупированной немцами территории, говорят документальные свидетельства и рассказы очевидцев. Мне, к счастью, удалось узнать о событиях тех дней непосредственно от людей, переживших годы оккупации. К большому сожалению, все они преклонного возраста и многих из них уже нет в живых, но их последние свидетельства являются бесценным источником правды о той, нам, уже нынешнему поколению «неизвестной войне».
По их воспоминаниям, фашистские захватчики сразу приступили к установлению «нового порядка»: из лучших домов изгнали местных жителей и заняли их, начались грабежи, запылали дома.По поселку были расклеены гитлеровские приказы с перечислением того, чего нельзя было делать. На всех приказах было крупно выделено слово « расстрел».
Вспоминала Дубкова Наталья Федоровна (уроженка д. Избоево Подберезинского сельсовета, годы жизни: 1932-2001 ): «В июле 1941 года мы заметили, как мимо наших окон, спешно, на подводах, через мост из Троицы-Хлавицы, люди направлялись в лес. От них мы узнали, что приближаются немцы. Мои родители взяли с собой кое-что из еды и одежды и вместе с нами, детьми, ушли в лес. Там мы жили до начала августа 1941 года. Было трудно, ведь условий для жизни никаких. Мы были вынуждены вернуться назад. Когда пришли в деревню, то там уже хозяйничали немцы».
Жителям, которые не успели эвакуироваться в советский тыл и прятались в лесах, было приказано немедленно возвратиться. Но жить в своих домах им не пришлось, в них размещались фашисты. Пришлось устраиваться в банях, сараях, амбарах.
Из воспоминаний Сорокиной Прасковьи Антиповны (жительница деревни Сельцо Подберезинского сельсовета, 1909 г.р., см. фото): «До наступления немцев мы ушли в лес. Но потом нам пришлось вернуться домой. Немецкие солдаты заняли всю нашу избу, а нам сказали переселиться в сени».
Стебенева Евгения Спиридоновна (уроженка дер. Макарино Цевельского сельсовета Бежаницкого района, 1932 г.р., рассказывает: «Я и мои сверстники видели, как ворвались в нашу деревню фашисты. Наша семья в это время находилась в лесу. Лошадьми и мотоциклами немцы вытоптали все поля и огороды, уничтожили пчел, отобрали у жителей свиней и коров. Вскоре они нашли нас в лесу и приказали вернуться в деревню».
Вспоминает Стуленец Анастасия Сергеевна (уроженка с. Троица-Хлавица, 1920 г.р., : «Когда объявили войну, я жила в г. Рига. Мой муж, старший лейтенант, был кадровым военным. Он сразу ушел на фронт, а я с маленькой дочкой на руках уехала на родину. Мы считали, что
немцы на Псковщину не придут. Из окон вагона, на станции Новосокольники, я увидела эшелон солдат , отправлявшийся на Западный фронт. Среди них были мои земляки: Агапенков Иван Егорович, Иванцов и Рендаков Иван. Мы попрощались, но не знали, что навсегда. Дома меня ждали отец, мать, брат и сестра. Когда стало понятно, что немцы должны придти в Троицу-Хлавицу, мы с сестрой решили бежать, и я, с маленьким ребенком на руках, вместе с соседями, поехала в одной повозке в д. Кочута, что в 25 километрах от нашего села. Но по дороге немцы на мотоциклах нас обогнали и заставили вернуться. Когда мы пришли в нашу избу, то увидели, что мебель сломана, стекла разбиты, на полу рассыпана рожь. Деваться некуда. Остались в доме. Спать не на чем, пришлось постелить на пол солому».
Из воспоминаний Яковлевой Веры Прокофьевны (уроженка д. Серка Симановского сельсовета Плоскошского района, 1930 г.р.,): «Хотя я была маленькая, но помню, как мужчины отправлялись на фронт. Взрослые пугали, нас, детей, «рогатыми немцами». Немцы пришли к нам в деревню Серка. Мать некоторое время прятала в дровянике председателя колхоза под угрозой жизни. Однажды мы были дома с сестрой, к нам пришел немец и обокрал нас. Жить было очень трудно. В школу я не ходила, четвертый класс закончила только после войны».
Введение «нового порядка» гитлеровцы начали с создания оккупационных органов управления. Им были нужны непосредственные исполнители своих распоряжений: старосты и полицаи. Такие люди были набраны из числа местных жителей.
Анастасия Сергеевна продолжает: «Немцы организовали комендатуру в центре села, в двухэтажном деревянном доме – бывшей конторе МТС . В доме кузнеца Карабанова Петра Михайловича был их штаб, семью они выселили в баню . Против школы на березе была сделана виселица. На ней был повешен комсомолец Гавриил Емельянович Шашин за отказ работать на немцев, а в школьном саду были расстреляны и другие комсомольцы: агроном Троицкой МТС Василий Дубняков, Ксения Григорьева из д. Избоево, зимой 1942 года председатель колхоза «Красная горка», многодетная мать Иванова (Чичикова) Евдокия, а также коммунист Петр Петрович Виноградов. Привозили на расстрел людей из Немчинова и Гоголева. Я тоже боялась, потому что к этому времени была секретарем комсомольской организации при МТС. Однажды меня вызвали в комендатуру. Я настроилась на худшее, но оказалось, что кто-то из немцев заметил, что я ношу юбку не такую как все женщины, она была из немецкого сукна (куплена в Риге). Немцы заставили меня снять валенки и юбку, но отпустили домой.
В Троице-Хлавице был размещен немецкий гарнизон. Немцы жили в двухэтажном здании нарсуда, превращенного в казарму. В школьных зданиях расположилась жандармерия, в сельском клубе немцы вырезали стену и разместили конюшню. В Троицком храме они устроили продовольственный склад . Советских военнопленных содержали в сарае пожарного депо. На берегу реки, там где сейчас живет Козлова Таисия Александровна, расстреливали наших солдат».
В районе был установлен режим жесткого террора и насилия. Все жители с 14 лет должны были бесплатно работать на фашистскую Германию. За невыход на работу или плохое выполнение задания советских людей подвергали телесным наказаниям палками или плетками.
Из воспоминаний Стуленец А.С.: «Всех жителей, не успевших эвакуироваться, заставляли работать: копать противотанковые рвы, гоняли в лес на заготовку древесины, а потом этими деревьями заставляли устилать дорогу, делали лежневку по большаку и через мох в Гоголево. Со мной вместе работали соседи: Фроловы, Ореховы, Агапенковы, Сенькины, Осиповы. В деревянном здании местной больницы, которая находилась недалеко от МТС, лечили немцев. В немецком госпитале работали санитарками местные женщины».
Несмотря на героическое сопротивление наших солдат, им приходилось отступать: слишком неравные были силы. Во время отступления нашей воинской части у д. Лазарево Красноборского сельсовета был оставлен взвод бойцов под командованием младшего лейтенанта для отражения наседавшего на отступавший полк противника. Советские воины стойко отражали наступление немцев, и все погибли, не пропустив врага, рвавшегося за отступающим полком3.
Иванова Александра Гавриловна ( уроженка д. Лазарево Красноборского сельсовета, 1930 г.р.,) вспоминает: « Мне было 11 лет, когда началась война. Я хорошо помню, как всех мужчин забрали на фронт. В деревне остались женщины и дети. В нашей семье было 10 детей, я самая младшая. Через нашу деревню Лазарево отступали русские войска. Ими были сделаны окопы на берегу реки Ловать для обороны. Мы, как могли, помогали нашим солдатам. Многие из них погибли, много было и раненых. Их принимали местные жители и располагали в часовне. Я приносила раненым воду. Некоторые умирали у меня на глазах. Всех, кто погибал во время боев, местные жители хоронили, поэтому братская могила возникла в д. Лазарево во время войны. Из-за обстрелов гибли и местные жители. Вскоре немцы полностью заняли нашу деревню и стояли в ней два года Я слышала, как шли немецкие танки дальше на Холм».
Братская могила сохранена в д.Лазарево. В ней захоронено 25 павших воинов, в том числе два офицера и три партизана. Имеются надгробные плиты с фамилиями всех 25 воинов .
Уже тогда, летом 1941 года, жители земли Локнянской поняли, что война будет долгой, трудной и кровопролитной. Но видя, как отчаянно дрались наши отступавшие, измотанные непрерывными боями солдаты, народ поверил, что рано или поздно, но покатится вражья сила туда, откуда нагрянула.

II. Народные мстители.


В школьном краеведческом музее хранятся материалы о партизанском движении в Локнянском районе. Начало работе по сбору этих сведений было положено в 60-е годы бывшим директором нашей школы Ореховой Анастасией Ильиничной. Благодаря её стараниям и стараниям юных краеведов в музее накоплен богатый и интересный материал о деятельности партизан в тылу врага.
Партизанское движение и подполье являлось важной составной частью Великой Отечественной войны. Задачи их были определены директивой ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР, принятой 29 июня 1941 года, и закреплены постановлением ЦК ВКП (б) от 18 июля 1941 года «Об организации борьбы в тылу с германскими войсками» . Уже в июле 1941 года была создана первая подпольная организационная группа местных партийно-советских работников во главе с первым секретарем райкома ВКП (б) Федором Михайловичем Угловым (см. фото).Она возглавила работу подпольного райкома партии на оккупированной территории. Под её руководством был сформирован Локнянский партизанский отряд. Базировался подпольный райком ВКП (б) вместе с партизанским отрядом в восточных сельсоветах района около деревни Лехово Локневского сельсовета. Большие и сложные задачи стояли перед подпольщиками и партизанами.
Организационная группа приступила к мобилизации населения на борьбу с оккупантами. В результате проведенной работы, партизанский отряд значительно увеличил свои ряды. Из подберезинцев первыми партизанами были: Богачев Валентин Иванович - замполит Троицкой МТС, Кузьмин Александр Лаврентьевич - народный судья Троицкого нарсуда, Орлов Федосей Гаврилович, Лелютина Анастасия Афанасьевна - учительница русского языка и литературы Ловатской неполной средней школы и ее ученики: Смирнов Михаил Федорович, Докторов Николай Дмитриевич, Быстров Иван Иванович, Иванов Иван Иванович, Артемьев Иван Артемьевич .
Для боевых заданий партизаны выходили на шоссейную дорогу Локня-Холм, но существенных ударов по врагу они нанести не могли: для этого не было необходимых боеприпасов, мин, взрывчатки, бикфордова шнура), а главное автоматического оружия ( автоматов, пулеметов). Партизаны были вооружены за счет трофеев, добытых во время боев с гитлеровцами.
Из докладной записки инспектора Калининского ОК ВКП (б) Ермоченкова секретарю Калининского обкома ВКП (б) Бойцову о боевой деятельности партизан Калининской области от 19 ноября 1941 года, мы узнали следующее: «Все действия партизан проводились в тесном единстве с войсками Ленинградского и Северо-Западного, а затем 2 Прибалтийского фронтов.
За время боевых действий, т.е. с 24 июля по 16 сентября 1941 года, партизанский отряд, в котором состояло 23 человека, произвел 3 боевых налета на транспортные машины и живую силу врага. Первый налет был на дороге Локня - Холм, второй - в д. Лехово, третий - в д. Лядище на небольшой штаб противника. В результате налетов отрядом уничтожено: одна автомашина с солдатами, убито 23 фашиста, разорвана полевая связь противника на 80-100 метров, разобран на шоссейной дороге один мост. Взяты трофеи – одиннадцать винтовок и патроны. За время действий партизанский отряд не потерял ни одного человека».
Расскажу о тех, кто входил в состав партизанского отряда.
Богачев Валентин Иванович (годы жизни: 1926-1970)- замполит Троицкой МТС. В партизанском отряде он был связным с июля 1941г.по март 1942г. Уже в августе 1941 года он, вместе с партизаном Кузьминым А.Л., в числе связных был в г. Торопец, там он установил связь с представителем Калининского обкома ВКП (б) - инструктором обкома тов. Хрусталевым А.Д. и получил задание отряду: вести с врагом борьбу любыми способами, наладить разведывательную деятельность и сообщать об этом в г. Торопец. В качестве связного тов. Богачев неоднократно переходил линию фронта , приносил оттуда напечатанные специально для населения временно оккупированных районов листовки.
О том периоде сам Богачев В. И. писал в письме следопытам Подберезинской школы от 24 апреля 1964 года следующее:
«Наш отряд находился в лесу около д. Лехово. В тылу врага партизаны занимались разведкой, направлялись в населенные пункты для проведения массово - разъяснительной работы среди населения, распространяли листовки, доставленные из советского тыла или напечатанные партизанами на самопишущей машинке, с призывами к населению оказывать сопротивление фашистам. Партизанами в сентябре месяце 1941 года был проведен бой в д. Лехово с немцами. Было убито 8 фашистов, потерь у партизан не было. Разгромили Горицкое, Локневское и Брутовское немецкие волостные управления. У д. Алексеевское был взорван железнодорожный мост, движение поездов на длительное время было приостановлено. Октябрьской ночью 1941 года у д. Амосово партизанскую базу открыл немцам староста-предатель. Каратели разгромили отряд. В неравной схватке были убиты боевые товарищи Родионов и Смирнов. Первый работал до войны председателем Михайловского сельсовета, второй – Брутовского. Оставшиеся в живых партизаны, перешли линию фронта и вступили в ряды Красной Армии, а некоторые из них влились в другие партизанские отряды. Я с Васильевым Андреем Кононовичем вступил во
2 Особую партизанскую бригаду Северо-Западного фронта, комбригом которой был Герман А.В.,
впоследствии – Герой Советского Союза. Васильев А.К. работал в бригаде начальником снабжения, а я – помощником начальника разведки по агентурной работе и одновременно связным. Пришлось очень много ходить, особенно в Пеновский и Осташковский районы Калининской области. В начале 1942 года, после боевой вылазки на ст. Насва, я был ранен и по состоянию здоровья отчислен из бригады и переправлен в тыл в Сандовский район, там Калининским обкомом партии был назначен директором промкомбината».
Богачев В.И. был инвалидом с детства (сухорукость левой руки), но это не помешало коммунисту выполнять свой священный долг по защите Отечества, бороться за независимость своей страны, своего народа. За участие в партизанском движении Валентин Иванович был награжден тремя медалями. После войны он работал в Ловатской машинно-мелиоративной станции Локнянского района, проживал в д. Башово, умер в 1970 году.
Кузьмин Александр Лаврентьевич (годы жизни: 1911-1953) - бывший народный судья Троицкого нарсуда, член ВКП(б) . В партизанском отряде был с первого дня его организации, а до этого - солдат истребительного отряда, созданного и действующего в с. Троица-Хлавица в июне - июле 1941 года. В партизанских рядах был связным, с июня 1942 года комиссаром, а затем командиром отряда 8-й партизанской бригады по Калининской области до момента освобождения Локнянского района от немецко – фашистских захватчиков. В мирное время работал в аппарате райкома партии, затем райпрокурором Локнянского, Подберезинского и Торопецкого районов. Умер в 1953 году в г. Торопец.
Орлов Федосей Гаврилович, родился в 1893 году в д. Борок. В партизанском отряде был со дня его основания и до октября 1941 года. Имел военный опыт, т.к. участвовал в Первой мировой и гражданской войнах, был участником подавления контрреволюционного Кронштадского мятежа. После войны жил в с. Подберезье, умер в начале 1970-х гг.
Смирнов Михаил Федорович, бывший учащийся Ловатской неполной средней школы (ныне Подберезинская школа), уроженец д.Гришино Немчиновского сельсовета Локнянского района(см. фото). В партизанском отряде был со дня его формирования до августа 1943 года, после чего был направлен на учебу в военное училище. Партизан – разведчик, имеет правительственные награды: орден «Красной Звезды», медаль «Партизану Отечественной войны I степени».
В 1974 году в письме к учащимся нашей школы Михаил Федорович писал: «Партизанский отряд, в который я попал, и который впоследствии вошел в 8-ю партизанскую бригаду, был сформирован из бойцов, входивших ранее в народное ополчение. Формировали его Углов Ф.М., Васильев В.В., Кузьмин А.Л. Я был в этом отряде с самого начала его организации. В январе 1942 года в отряд пришли и мои друзья: Докторов Н., Иванов М., Кошелев М., Иванов А. У нас было много замечательных людей. Все в отряде знали Михаила Артемьевича Артемьева, учителя
Овиновской начальной школы. Он погиб в одном из боев. Не дожил до победных дней и Федор Загнетов, бывший председатель Ловатского сельсовета. Фашистская пуля оборвала его жизнь на моих глазах. Тяжелые это были потери… В партизанской бригаде я находился до августа 1943 года, т.е. около двух лет. Служил разведчиком при штабе. Выполнял различные задания, которые давали командир, старший лейтенант Лазаренко П.М., комиссар Кузьмин А.Л. и секретарь подпольного райкома партии товарищ Углов Ф.М. В январе 1943 года в бою за д. Жары я был ранен и отправлен в госпиталь. Через несколько месяцев, в мае, снова вернулся в свой отряд. В августе этого же года по решению командования был направлен в военное училище».
Остается только добавить, что Михаил Федорович, будучи уже офицером Советской Армии, воевал до окончания войны. Был награжден тремя правительственными наградами. После войны проживал в г. Новосибирске, был инженером – строителем аэропорта.
В мае 1942 года Калининским обкомом партии в Локнянский район была направлена группа местных коммунистов во главе с секретарем райкома ВКП (б) Васильевым Г.В.и секретарем райкома по кадрам Громовым С.И. для организации всенародной борьбы с фашистскими захватчиками6. Командиром отряда был назначен Васильев Г.В., а комиссаром Громов С.И.. Летом 1942 года в партизанском отряде насчитывалось уже более 200 человек. Подпольный райком партии решил создать отдельную 8-ю партизанскую бригаду, действующую на территории Локнянского района, из четырех отрядов. Комиссаром этой бригады был утвержден второй секретарь райкома партии Васильев Г.В., начальником штаба секретарь райкома ВКП(б) Громов С.И.
В мае 1965 года Васильев Г.В. приезжал в Подберезинскую школу на встречу с учащимися. Он рассказал ребятам о деятельности 8-ой партизанской бригады, об отдельных боевых операциях и действиях партизан. С 1944 г. по 1952 г. Григорий Васильевич работал вторым секретарем Подберезинского райкома партии, а с 1954 года проживал в д. Долосцы Себежского района.
Командирами отрядов 8-ой партизанской бригады с августа 1942 года были: Лазаренко П.М. и Жиденко Г.П. О боевых действиях этой героической бригады в 1942 – 1943 годах сохранились документы. Из «Докладной записки» старшего политрука Штрахова А.И. за июнь 1942 года мы узнали5:
«… 02.06.1942 года. 200 партизан произвели налет на немецкий гарнизон в д. Веретье и д. Патрино, бой длился 1 час 40 минут.
В д. Веретье партизан Михаил Костин взорвал гранатами два дома, где находились немцы, партизан Василий Куличков уничтожил пулеметное гнездо. После этого у немцев началась паника. Они стали бегать по деревне, кричать, а партизаны открыли по ним ураганный огонь. В это же время группа партизан ворвалась в деревню Патрино и партизан Александр Коротков подорвал противотанковой гранатой дом, в котором находились полицаи. Там же, во время паники, А. Коротков уничтожил несколько немцев и их приспешников. По сведениям, полученным от жителей д. Веретье, после налета на гарнизон немцы целый день возили убитых и раненых: было уничтожено 80 - 100 человек. Наши потери – 2 человека. Немцы пытались схватить партизанку Богданову, но она, видя, что ей не уйти живой, бросила гранату, от которой погибла сама и преследовавшие ее 3 немца. В эту же ночь со 2 на 3 июня группа партизан ( Васильев, Зайцев, Корелов и др.) у д. Корелово произвели подрыв 14-метрового железнодорожного моста вместе с фашистским эшелоном. В эшелоне было 35 вагонов, из них – 4 с живой силой, уничтожены 100 - 120 человек противника. На 5 дней было прервано движение.
11.06.1942 года. Вблизи д. Дроздово взорван 12-ти метровый железнодорожный мост. Движение было прервано на три дня.
14.06.1942 года. Вблизи д. Никитино взорван 12-ти метровый железнодорожный мост. Движение прервано на четыре дня.
19.06.1942 года. Заминировано шоссе между д. Насва и д. Заболотье и установлены мины замедленного действия на железной дороге между этими пунктами.
20.06.1942 года. Установлены мины замедленного действия на железнодорожном разъезде Стримовичи в 9-ти км. от Локни. Заминировано шоссе Локня – Холм и прилегающее к нему поле, 300 метров восточнее д. Ямы.
Был совершен налет на д. Чирки, 1,5 км. восточнее Насвы. Застигнутые врасплох немцы, испугавшиеся окружения, с криками бросились бежать. Их «косили» партизанские пулеметы.
22.06.1942 года. В годовщину нападения Германии на СССР было решено сделать Родине подарок. Была поставлена задача выгнать и истребить немецкий гарнизон и полицейских из д.
Игнатово и д. Пожар. Операция была основательно продумана, были собраны полные разведданные, имелся проводник, знавший точное расположение немецких гнезд, немецкой комендатуры, домов, где жили немцы и полицейские. Все намеченное было осуществлено: подорвано 2 пулеметных гнезда в д. Игнатово, захвачен 1 пулемет, винтовки, подорвано здание немецкой комендатуры и другие дома с немцами и полицейскими, убито 80 врагов, мы потеряли 4 человека. В бою отличились партизаны Александр Коротков и Михаил Костин, командиры – Гаврилов, Ершов, Чайкин.
25.06.1942 года. Группа из нескольких отрядов пыталась ночью пройти к шоссе Локня – Холм, но возле д. Сорино была встречена немцами, которые открыли из пулеметов и автоматов сильный огонь. Там же в д. Сорино оказался немецкий танк. Партизанам пришлось с боем уходить в болота.
28.06.1942 года. Группой партизан произведен налет на железнодорожную будку вблизи д. Погост Заклюка, в 15-ти км. южнее Локни. Убито 2 немца».
Таким образом в начале лета 1942 года под руководством подпольного райкома партии партизаны совместными силами на территории Локнянского района разгромили гарнизоны противника в деревнях Борок, Веретье, Пожары, Рожново. Из восточной части района фашистские войска были изгнаны полностью. Появились условия для создания в этой части района партизанского края. Подпольный райком ВКП (б) быстро восстановил здесь сельсоветы, 14 колхозов. 8-я партизанская бригада отвоеванную территорию взяла под свою защиту.
О жизни на этой территории вспоминает Карабанова (Михайлова) Мария Михайловна, уроженка д. Семенцево Симановского сельсовета, Плоскошского района Калининской области, 1922г.р.
«До войны я успела закончить 6 классов 7-летней школы в д. Щелоки. С 15 лет начала работать учетчицей в колхозе «Авангард», а с 1939 года я была назначена помощником бухгалтера. Перед самой войной работала продавцом в магазине, который открыли в колхозе. С самого начала войны отца, который работал бригадиром в хозяйстве, мобилизовали. Вскоре в деревне почти не осталось мужчин, их всех забрали на фронт. Летом 1941 года мы увидели немцев. Они быстро проехали по нашей деревне в сторону г. Торопец. Больше немцев мы не встречали. Наша д. Семенцево и близлежащие деревни Плоскошского района не были оккупированы. До зимы 1942 года мы жили дома, продолжали работать сообща в колхозе. Еще по осени 1941 года в нашу деревню прибыл председатель Плоскошского райисполкома Рослов, чтобы назначить местное руководство, так как прежние работники сельсовета были мобилизованы на фронт. Председателем сельсовета был назначен Федоров Иван Федорович, работавший прежде в колхозе, а секретарем назначили меня (Приложение IV). Мне тогда было 19 лет. Мы организовывали людей на работу, занимались эвакуацией. Линия фронта была близко.В лесу,, недалеко от деревни, стояли наши войска. Немцы вели по ним постоянный артиллерийский огонь. Жить было невозможно, снаряды долетали и до нашей деревни. Одну женщину убило. И зимой, в конце 1942 года, мы вынуждены были эвакуироваться. Переехали в соседний Пестряковский сельсовет, в 40 км от нашей деревни. Я была принята в сельсовет на работу налоговым агентом. В мои обязанности входило собирать страховку, сельскохозяйственный налог и займ с населения. Сельскохозяйственный налог был небольшой, собирать его было легко. Страховку население платило за дом и хозяйство. А займ и распространение государственных облигаций было трудным делом, так как суммы требовались большие, государству нужны были деньги на войну, а денег у людей не было, приходилось их долго уговаривать. Люди понимали, что идет война и отдавали последнее. Я получала зарплату, часть деньгами, а часть продуктами. Продукты выдавали по карточкам: 400 грамм хлеба мукой.
Здесь в 1943 году, в Пестряковском сельсовете, в д. Лопачи, что на р. Кунья, где мне пришлось бывать по работе,я встретила руководителей Локнянского подполья: Углова Ф.М., Кузьмина А.Л., председателя райисполкома Громова. Они бывали в сельсоветах, интересовались обстановкой на местах.
Весной 1944 года, когда фронт отодвинулся дальше от нашей деревни Семенцево, я вернулась домой. Дома все разбито, разграблено, стекла выбиты, на огороде - кладбище. Там хоронили советских солдат, умерших от ран в госпитале, который размещался в нашей избе. Вскоре меня вызвал в п. Плоскошь председатель райисполкома Сурков И.Д. и назначил меня председателем Симановского сельсовета . Секретарем была Смирнова (Жукова) Мария Филипповна. Вместе с ней и другими женщинами мы организовывали сельсовет, почту, медпункт, проводили выборы. Работала я председателем до 1946 года, потом переехала жить в районный центр Подберезье».
 
СлавяновичДата: Вторник, 06.09.2011, 12:00 | Сообщение # 3
Председатель СДР г.Локня
Группа: Администраторы
Сообщений: 285
Репутация: 0
Статус: в самоходе
Михайлова (Карабанова) Мария Михайловна в 1946 году была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг» .
О дальнейшей деятельности 8-ой партизанской бригады, действовавшей в Локнянском районе, недалеко от линии фронта в тылу врага, я узнала дополнительно из донесения командира Жиденко Г.П. командованию Калининского фронта о боевых действиях бригады с 1 по 24 декабря 1942 года, которое сохранилось в материалах школьного музея: «С 1 по 5 декабря бригада располагалась в
д. Овчинниково и д. Гусево, где она занимала оборону и совершала диверсионные акты на железной дороге и большаке Локня – Насва. В результате подрыва мостов и железнодорожного полотна дорога не работала до 12 декабря. 15 декабря 1942 года противник силою до 150 человек вел разведку боем в направлении Малеево – Рассвет – Черное – Брутово. Бой длился 24 часа, противник, потеряв много убитыми и ранеными, отошел южнее. 22 декабря группа в составе 13 человек, старший Екишов, заминировала большак Самолуково – Насва.
Во время минирования большака по железной дороге шел воинский эшелон в сторону Насвы. Группа быстро перешла на дорогу в районе д. Овиново – Слободка. Партизаны: комсорг Рябцев и разведчик Марьев подложили 20 кг тола в яму под рельс и сверху противопехотную мину нажимного действия. Поезд был совсем близко. В спешке выскочила чека из отверстия и перед самым паровозом произошел сильный взрыв. Товарищи Рябцев и Марьев погибли. Паровоз и восемь вагонов скатились под откос, остальные вагоны наскочили друг на друга. 300 солдат и офицеров противника были уничтожены.
23 декабря группа в количестве 15 человек, старший Дмитриев, получила задачу – пробраться на большак Локня – Холм и спустить под откос поезд в районе Бородино. Разведка этой группы обнаружила противника, двигавшегося из д. Шерово в д. Брутово. Группа пересекла дорогу, сделала засаду и уничтожила 20 солдат и офицера. Командир группы, Дмитриев, сам лично, с расстояния 15-ти метров уничтожил немецкого офицера. Противник пытался несколько раз прорваться на Гилеровские хутора при поддержке пушки и двух минометов. Группа немцев из 35 человек, лесом, со стороны Жаровиц прорвалась в д. Брутово. Они подожгли два дома и пошли в атаку на нашу засаду, в которой находились 20 человек, старший Михальцев. Подпустив врага на 15 метров, пулеметчики Шамарин, Жезлов и другие открыли дружный огонь. Особый героизм проявил Михальцев. Заметив немецкий пулеметный расчет в 20-ти метрах от засады, он подполз к нему вплотную и уничтожил весь расчет. Всего наша группа уничтожила тогда около 40 немцев. С нашей стороны потерь не было, только 4 партизана были ранены».
Из воспоминаний Артемьева Ивана Артемьевича, комиссара одного из отрядов 8-ой партизанской бригады ( уроженец д. Гришино Немчиновского сельсовета, бывший ученик Ловатской неполной средней школы), мы узнали: «Отряд действовал в тылу врага и базировался в окрестностях д. Чулинино, находясь примерно в 60-ти километрах от линии фронта. Здесь, вдали от передовых позиций в лесах Локнянщины, мы вели войну с захватчиками. Тысячи километров исходил наш отряд по этим родным нашему сердцу местам. Партизаны проложили не одну лыжню, выполняя боевые задания в суровое зимнее время. Мы были здесь в знойные летние дни и в дождливую осень. Мы не пользовались дорогами, но они находились под постоянным нашим наблюдением. На них часто устраивались боевые схватки с солдатами и офицерами противника. В тяжелые дни испытаний, мы, подчас холодные и голодные, уходили от преследований врага и нападали там, где нас совершенно не ожидали. Нам помогали нерушимая партизанская дружба и выручка.».
После войны Артемьев Иван Артемьевич работал председателем колхоза им. Кирова в Локнянском районе.
Докторов Николай Дмитриевич (уроженец д. Овиново Немчиновского сельсовета Локнянского района, 1925 г.р. , бывший ученик Ловатской неполной средней школы), партизан 8-ой партизанской бригады с июня 1942 года. В письме к следопытам школы от 4 мая 1965 года он писал: «В 1941 году я заканчивал 7 класс и как многие мои товарищи и подруги по классу мечтал продолжать учебу. Но 22 июня немецко-фашистские захватчики напали на нашу Родину и в июле 1941 года оккупировали Локнянский район. Временно я находился на оккупированной территории. 9 июня 1942 года, совместно с одноклассниками: Ивановым Иваном Ивановичем и Смирновым Михаилом Федоровичем, проживавшими в д. Погост Немчиновского сельсовета, мы вступили в партизанский отряд 8-ой партизанской бригады. Местами боевых действий нашей бригады были районы бывшей Калининской, ныне Псковской области. Первым боевым заданием было - выйти в окрестности д. Сорино на шоссе Локня-Холм и нарушить движение немецкого автотранспорта. Противотанковыми гранатами мы уничтожили
сначала 7 немецких автомашин, а потом еще 5 машин с вооружением, доставляемым в г. Холм. Важнейшим заданием для нашей бригады было держать под контролем железную дорогу, проходившую по территории Локнянского района. Мы систематически подрывали полотно железной дороги, мосты, что мешало немцам своевременно доставлять боеприпасы и вооружение, и наносило серьезный материальный ущерб. Так, под Новый год 1943 года, нашей бригадой с моим непосредственным участием, была подорвана железнодорожная линия на участке более 10 километров. В январе 1943 года по указанию штаба партизанского движения были организованы оперативные группы, в задачу которых входило агитировать оставшихся на временно оккупированной территории военнообязанных лиц или после окружения неприсоединившихся к партизанам, группировать и переводить их через линию фронта для вступления в Советскую Армию. Наша оперативная группа перевела через линию фронта в общей сложности свыше 500 человек, которые вступили в ряды Советской Армии. В апреле 1943 года наша группа на шоссе Локня - В. Луки, в районе д. Слободка , устроила засаду, где было подорвано 6 автомашин, от взрывов гранат и автоматным огнем было уничтожено 28 немецких захватчиков. 15 мая 1943 года при выполнении боевого задания я был контужен и тяжело ранен. После излечения в госпиталях в боевых действиях я больше не участвовал».
За боевые заслуги Докторов Н.Г. был награжден орденом Отечественной войны I степени, медалями «Партизану Отчественной войны войны II степени» и «За победу над Германией в 1941-1945 гг». После излечения в госпитале он работал председателем Польшинского и Локнянского сельсоветов, инструктором Локнянского РК КПСС, заведующим строительного отдела Локнянского исполкома райсовета, а с января 1954 по ноябрь 1960 года – председателем колхоза им. М.И. Кутузова Локнянского района. В конце 1960 года по личной просьбе был отпущен из района и с семьей переехал в г. Волхов, где работал председателем Староладожского потребительского общества.
Быстров Иван Иванович ( 1926 г.р.), в 1941 году окончил 7 классов Ловатской семилетней школы . В партизанский отряд 8 – ой бригады вступил в июле 1942 года и принимал активное участие в борьбе с фашистскими оккупантами до января 1943 года. В письме от 18 марта 1943 года своей матери, Семеновой Евдокии Кондратьевне, он писал: «Через полтора месяца будет ровно год, как я вступил в партизанский отряд, и с того времени безотрывно участвую в войне, все время на передовых позициях». С января 1943 года Быстров И.И. стал бойцом Красной Армии. В письме от 22 июня 1943 года, адресованном матери и сестре, Иван упоминает о друзьях – товарищах: «Коля Докторов ранен, а Егор Иванович вышел из-за линии фронта. От Артемьева нахожусь в 15-ти км.». Его адресом служила полевая почта 43820-А.
Погиб Быстров И.И. 13 июля 1944 года в Полоцком районе Витебской области, похоронен в д. Горовадка. Сестра партизана, Мария Ивановна Быстрова, проживает в с. Подберезье.
Иванов Иван Иванович, 1926 г.р., уроженец д. Погост Немчиновского сельсовета, сирота, воспитывался бабушкой, бывший ученик Ловатской неполной средней школы. В партизанский отряд вступил 26 июня 1942 года (см.фото). О боевой деятельности Иванова И.И. комиссар отряда Кузьмин А.Л. рассказывал: «В мае 1943 года наша бригада вела упорные бои с двумя или тремя ротами противника у деревень Брутово и Черное. Мы уничтожили свыше 100 немецких солдат, но и самим досталось: вот-вот могли попасть в окружение, так как разведка доложила о
подходящем к противнику подкреплении. Надо было отходить, но кому-то нужно было оставаться в засаде, чтобы противник не догадался об отходе партизан. В засаду пошел пулеметчик Иванов Ваня. Он вел бой до последнего патрона. Отряд без больших осложнений вышел в нейтральную полосу. А Иван геройски погиб».
За 1942 - 1943 г.г. партизанами было выведено из строя 2500 гитлеровцев, пущено под откос 12 эшелонов, подорвано 27 мостов, обрезано 2700 м телефонной связи, разрушено 7 км железнодорожного пути, уничтожено 8 немецко – полицейских гарнизонов, 2 склада с боеприпасами. О мужестве и героизме партизан Локнянского района говорит тот факт, что каждый третий из них был награжден орденами и медалями7.

III. Жизнь на оккупированной территории.


Много горя, трудностей и лишений пережили за годы войны наши земляки, а особенно женщины.
Вспоминает Вишнева (Спиридонова) Надежда Спиридоновна (1924 г.р., уроженка д. Маковеево Подберезинского сельсовета): «Летом, в июле 1941 года, через мост на р. Ловать, который находился в д. Маковеево, отступали наши войска. Часть из них направлялась на Немчиново, а другие в сторону Куниц. Вскоре налетел немецкий самолет, люди побежали в сторону леса. Я почему – то оказалась позади всех, в меня стреляли. Но я ехала верхом на лошади, успела соскочить с коня и спряталась в кустах. Когда все стихло, я на лошади направилась к болоту. Там уже были наши деревенские и даже рыли траншеи, чтобы в них прятаться. Лето было жаркое и сухое, а воды взять негде. Пытались извлекать ее в сырых местах болота, нажимая на мох, через платок высасывали воду. В таких условиях, в лесу, мы прожили, примерно, неделю. Как жить дальше никто не знал. Пошли разговоры о том, что нужно вернуться в деревню. Мы, молодые девушки, втроем пошли посмотреть, что делается дома. Когда мы подошли к деревне, то увидели, что там хозяйничают немцы . Мы не побежали обратно, а решили идти дальше к дому моей подруги Марии. Подойдя поближе, увидели, что немцы зарезали поросенка. Нас заставили идти за водой к колодцу, но мы так боялись, что со страху уронили ведро. Испугавшись, что нас заставят его доставать, сбежали в лес. Через некоторое время поступила команда вернуться в деревню. Немцы уже поселились в домах. В нашем доме жил офицер и его денщик. Очень часто в их разговорах мы слышали как село Троицу-Хлавцу они называли по-своему: «Dopelname» (в переводе это означало «двойное название»), видимо немцам было трудно выговаривать название села по-русски. Рядом в доме находился карательный отряд (солдаты в черной одежде). В деревне был назначен староста. Им оказался Ананьев Степан, он к тому времени вышел из окружения и пришел домой . Староста раздавал распоряжения немцев, собирал жителей деревни на работу и разъяснял, что нужно делать. Было приказано закопать все рытвины, а дорогу замостить, прокопать длинную канаву, чтобы осенью вода с дороги стекала в р. Ловать. Некоторые жители деревни не хотели работать на немцев. Так, моя мать, спряталась в сарае в сене, а всех жителей выгнали из домов. Сено прокалывали штыками, но моя мать по счастливой случайности не пострадала. Зимой 1941 года нас стали вывозить на работу за д. Дунаево расчищать дорогу Локня - Холм от снега, чтобы немецкие машины беспрепятственно шли на Холм. С нами работали и русские военнопленные. Они были голодные, мы делились с ними кусочками хлеба из того, что было с собой из еды. В некоторых деревнях шли бои. Погибших немецких солдат с места боев зимой свозили на берег р. Ловать в Троице-Хлавице , где был паром. Я лично видела трупы, но их старались быстрее хоронить.
Весной 1942 г. старосту нашей деревни повели вдоль улицы два немца. На краю деревни, возле гумна, прозвучали выстрелы, - его убили, как оказалось, за связь с партизанами. Его отца заставили копать могилу в конце огорода Егоровой Дарьи. Месяц лежал Степан в этой могиле, а потом отец выпросил у немцев перенести покойника на кладбище в Троицу – Хлавицу.
Летом 1942 г. пришел с фронта, мой двоюродный брат, Михаил Любимов. Его назначили старостой после Степана Ананьева. Брату я обязана своей жизнью. Дело было так: немцы дали задание разобрать здание кузницы и замостить дорогу в деревне. Нас, молодых девчат, заставили работать. Переводчик все время на нас кричал, что мы медленно передвигаемся. А я не молчала, отговаривалась с ним. На следующий день, во время работы, он меня бил плетью, и когда все садились отдыхать, меня заставлял работать. Брат ночью предупредил, что меня намечено расстрелять за то, что я не люблю немцев. Он сказал, чтобы мы уходили с матерью в д.Овиново. Но мать отказалась идти, и я тоже осталась дома. Тогда Михаил научил меня, что ужно извиниться и вести себя покладистей и от меня отстали.
В августе 1943 года пошли разговоры о том, что нас будут эвакуировать, потому что ожидалось наступление советских войск. Увозили нас из Троицы-Хлавицы по узкоколейной железной дороге, которая была построена немцами до Локни параллельно грунтовой дороге. В вагончиках везли всех жителей деревни. В Локне людей погрузили в вагоны и куда везли, никто не знал. Некоторые потом попали в лагеря . Нас с Ивановой (Лысенковой) Дарьей никуда не отправили, вернули домой в Маковеево. Вскоре начались бои. Линия фронта располагалась рядом. Деревня Елдыгино горела. Бой. Стрельба. Бомбежка. Мы сидели в подвале, прятались, было ужасно и страшно. Бой прошел, затихло. Дома наши остались целы и
мы не пострадали. Вскоре оставшихся жителей деревни немцы эвакуировали в Порховский район. Погрузили нас на машины и в сопровождении мотоциклистов, отправили до поселка Дедовичи. В Дедовичах разместили в двухэтажном здании, а на долго или нет мы не знали. Вдруг стало известно, что всех, кто находился в этом здании должны направить в Deutschland (Германию), нам с Дарьей очень не хотелось туда попадать. Нужно было что-то придумать. Решение было принято. Не знаю каким путем, но пока мы были в Дедовичах, мне из Порхова прислала письмо моя мать. В нем она писала, что здоровье ее плохое, у нее ослабло зрение и что она почти ничего не видит. Вот с этим письмом я и пошла к немецкому офицеру, чтобы он отпустил меня к матери. На стене висела карта. Офицер взял указку, подошел к карте, показал Порхов. « Vielen, vielen partisanen!»- сказал он (это означало, что в районе г. Порхова опасно, т.к. там много партизан), но все-таки разрешил съездить к матери и дал указание переводчику меня сопровождать. Я попросила, чтобы со мной поехала Дарья. Нам оформили документы - пропуска, в которых указывалось, куда и зачем мы едем. Мы поехали на грузовой машине. Действительно Порховский край Псковской области был партизанским краем. На дороге у города машину остановили для проверки. Оказывается была облава в связи с тем, что партизаны взорвали клуб, когда показывали кино. Многие немецкие солдаты и офицеры погибли. У нас проверили документы, но все же пропустили.
Деревня Теребушино, где находились эвакуированные жители д.Маковеево, находилась в 33 – х километрах от г. Порхова. Мы поехали туда на машине. В д. Боровичи немец – переводчик остался, т. к. ему не посоветовали идти в Теребушино, его предупредили, что там часто бывают партизаны. 3 км мы с Дарьей шли пешком. Придя, мы наконец- то увидели своих родителей и многих земляков. По приказу немца – переводчика мы должны были через сутки вернуться в Боровичи, но мы не хотели уходить от своих и решили, будь что будет, не стали возвращаться к немцу. И тогда, через два дня, он сам пришел за нами. Приказал без чемоданов, без еды, с пустыми руками последовать за ним. Так мы и пошли, обратной дорогой до Порхова пешком. Когда мы шли, то немец все время озирался по сторонам, т.к. по дороге все время случались перестрелки, и пытался скрыться между нами. Недалеко от Порхова, в одной деревне, переводчик обратился к старосте, чтобы выделили подводу. Староста деревни распорядился, и к нам подъехала женщина на лошади, запряженной в телегу. Так мы добрались до Порхова, а на машине вернулись в Дедовичи.
Прошел месяц. Нас никуда не отправляли, но разговоры о том, что мы можем попасть в Германию продолжались. Я предложила Дарье убежать. Мы сходили к немецкому начальнику и попросились снова сходить в Теребушино, навестить своих родных. Обещали быстро вернуться, поэтому ничего с собой не взяли. Начальник из офицеров попался хороший и отпустил нас. Дорога была дальняя. Теперь мы шли пешком до Порхова. Узнали, как сократить путь и пройти лесом. В лесу видели много убитых советских солдат, это было осенью 1943 года. Когда мы подошли к деревне, там были немцы. У нас проверили документы и разрешили идти в Теребушино. Оказавшись у своих, мы приняли решение жить здесь.
В декабре 1943 года отряд немцев – карателей в составе 50 – ти человек осуществил облаву. Когда они ворвались в деревню, то сразу начали поджигать дома, а жителей сгонять на край деревни. Все 120 дворов запылали в огне. Это была месть за связь жителей с партизанами. В деревне был бункер и часть людей спряталась туда, в том числе и мы. В бункере мы сидели всю ночь, а утром, когда пошли на конец деревни, то увидели, что снег уже припорошил трупы убитых. Их было много. Мы узнали, что среди выставленных на расстрел были и беженцы из д.Маковеево. Нашлась среди них одна смелая женщина, которая обратилась к карателям и сказала, что среди вновь выставленных на расстрел есть те, которые никакого отношения к партизанам не имеют, т.к. являются беженцами и переселены сюда по распоряжению немецкого командования. Беженцам разрешили выйти из строя. Они остались живы, а группа местных жителей погибла. Деревня сгорела дотла. Этот день, 6 декабря 1943 года, я помню отчетливо до сих пор.
Оказавшись на улице, мы вынуждены были идти проситься, чтобы нас приютили, в д.Виноградово. У добрых людей мы пережили холодную зиму и дожили до теплых весенних дней 1944 года. Затем перебрались в д. Колотилово. Днем туда приходили немцы, вечером партизаны. Делились с партизанами продуктами, одеждой, от них мы и узнали, что приближается большое наступление наших войск.
Когда фашисты поняли, что с нашей Псковской территории они будут изгнаны, то зверство их усилилось. Однажды, без всякого объявления, жителей деревни Колотилово стали сгонять всех в один дом. Зачем, никто не знал. Людей в этом доме становилось все больше и больше, стало тесно, а нас все загоняют и загоняют. Уже наполнился и коридор. По углам поставили часовых. Я оказалась посреди избы. Те кто находился ближе к окнам видели как загорелись дома. Тогда все поняли, что мы можем быть сожжены. Среди нас оказалась учительница, которая очень хорошо разговаривала по - немецки. Мы хоть и не понимали, что она говорит, но по интонации чувствовалось, что она выпрашивает, уговаривает, умоляет патрульного не сжигать людей. И как выяснилось чуть позже - договорилась. Вдруг она сказала: « Граждане! Тихо! Сейчас нам патрульный откроет дверь, а вы все ползите за дом под кручу, недалеко болото, главное, чтобы не увидели офицеры». Люди начали спасаться. Приказ был нас сжечь. Попался хороший патруль. Нам повезло. Горел пустой дом, а люди ушли в кустарник на край болота. Теперь идти было некуда. Мы пересидели то время и дождались когда немцы совсем ушли. Перебрались в бункер д. Теребушино и там провели несколько недель. От советских военных мы узнали, что из наших мест немцев тоже выгнали. Захотелось на родину, домой. Поговорив между собой, наши беженцы решили направить троих, чтобы посмотрели какая обстановка дома, в родной деревне. Пошла я и две мои подруги – Тоня и Акулина. Добирались в основном пешком, кое-где на машинах. Когда мы добрались в Троицу – Хлавицу, то увидели немецкое кладбище с березовыми крестами (территория современной улицы Первомайская от берега реки Ловать до улицы Советская села Подберезье). Здесь были похоронены немецкие солдаты, а офицеров хоронили на берегу р. Хлавица, там где находится здание Подберезинской средней школы . Несколько захоронений было на территории больницы ( в лесу, напротив современной АЗС ). Подберезье не было сильно разрушено. Некоторые дома стояли, но людей почти не было. Побывав здесь, нам не терпелось увидеть Маковеево. Когда пришли в деревню, увидели целыми только три дома. Остальные были немцами разобраны и из бревен устроены блиндажи на берегу р. Ловать. Увидев все это, мы погоревали, но не задержались в деревне, а вернулись в Порховский район, чтобы рассказать об увиденном. Наш рассказ был печальным, но люди решили все равно ехать в родную деревню, несмотря ни на что, и жить поначалу в блиндажах, тем более что приближалось лето 1944 года. Наш район был освобожден от немецких захватчиков и нужно было начинать обустраивать жизнь».

Заключение.

Освобождение Локнянского района началось с юго – восточной стороны в феврале 1943 года. Первыми вступили на его территорию воины 254 – го гвардейского полка 56 – ой гвардейской стрелковой дивизии. В районе деревень Чулинино, Любомирово, Чернушки они прорвали оборону противника, заметно ослабленную партизанами. По прямой эти места от Локни отделяют два десятка километров. Но настолько была крепка оборона противника, что Локня и оставшаяся часть района были освобождены лишь через год, 26 февраля 1944 года.
Совинформбюро в своей оперативной сводке за 26 февраля 1944 года лаконично сообщило: «Западнее и юго – западнее г.Холма наши войска с большими боями продвинулись вперед и овладели районным центром и крупной железнодорожной станцией Локня Калининской области, а также с боями заняли более 150 населенных пунктов…»8.
Наше село освобождали воины 65 пехотного полка 22 Сибирской добровольной дивизии 10 армии Калининского фронта. Более трех тысяч воинов отдали свои жизни при освобождении Локнянского района9. Прах их покоится в 18 – ти братских могилах. На территории современной Подберезинс-кой волости Локнянского района расположено 5 братских захоронений: в д.Федяки, д. Серка,
д. Гоголево, д. Лазарево и в с. Подберезье. Самое большое братское кладбище расположено в нашем селе у храма Святой Троицы, на левом берегу р. Хлавица, недалеко от впадения её в р. Ловать . На кладбище в 1954 году был установлен памятник с изображением красноармейца, склонившегося над павшими товарищами . Здесь покоится прах 611 воинов, из них 65 офицеров . Воины разных национальностей погибли на Подберезинской земле…
… Прошло более полвека с тех пор, как отгремели бои. Но память о той войне живет и будет жить ещё долго. Сколько потерь, сколько горя и страданий, трудностей и лишений принесла она людям.
Сколько могил, братских и одиночных , которые, как незаживающие раны, разбросаны по нашей земле. Сколько потеряно родных и близких…
Война была строгим и суровым экзаменом для каждого человека, как на поле брани, так и в тылу врага . Проверялось многое: стойкость и преданность, мужество и отвага, выдержка и терпение. И конечно же вера в справедливость, в торжество мира. С честью и достоинством наш народ выдержал эти испытания. Пусть память о тех годах и людях будет долгой и светлой. Эта память жива в душах людей. Ежегодно, 23 февраля, в день освобождения села Подберезье и 9 мая, в праздник Великой Победы подберезинцы приходят на священные могилы, чтобы почтить память героев. В одном строю идут к братской могиле ветераны войны и молодежь, идут, чтобы склонить головы перед памятью павших . Сюда приносят цветы и взрослые и дети: первоклассники и выпускники Подберезинской школы. Ветераны войны вспоминают минувшие сражения, подберезинцы, видевшие и перенесшие все тяготы военного времени, вспоминают те тяжелые для них годы. Каждому есть что вспомнить. А мы, молодые, не знающие и не видевшие войну, вглядываясь в постаревшие лица ветеранов войны и труда, проникаемся благодарностью к ним, за то что они сохранили самое главное – жизнь. И пусть продолжается жизнь! Мы будем жить!
Свою исследовательскую работу я хочу завершить стихотворением нашего земляка
Воробьева В.В., уроженца Холмского уезда Псковской губернии, ветерана Великой Отечественной войны, участника боев по освобождению Великих Лук, Невеля, Холма, Пустошки:

Я на Псковщине родился, под Холмом.
Скобарь я от рожденья и навеки.
Мне дороги, как старый отчий дом,
Ее озера, и холмы, и реки.
И деревень ее неяркое убранство,
И юность ее древних городов,
Ее сынов Отчизне постоянство
И мужество ее военных вдов.
Леса, в чуть видимой туманной сини,
Полей осенних золотая грусть…
О Псковщина, от века и доныне
Твоею красотой гордится Русь.
Ковром нарядной нежной повилики
Цветет родная псковская земля:
Псковы долины, берега Великой,
Седые камни древнего Кремля.
Хранишь и умножаешь ты по праву,
Чтоб крепче наша Родина была,
Войны Гражданской боевую славу,
Отечественной ратные дела.
Мне по душе простой характер псковский:
В нем никогда не исчезает Русь…
Пусть житель я давно московский
Родною Псковщиной я до сих пор горжусь.

XI Всероссийская научная конференция молодых исследователей с международным участием
«Шаг в будущее»

Исследовательская работа

« И будем жить…»
(Воспоминания очевидцев о
Великой Отечественной войне).

Россия
с. Подберезье,
Локнянский район,
Псковская область.
Антипова Маргарита Владимировна
Подберезинская средняя
общеобразовательная школа,
9 класс.
Научный руководитель:
Карабанова Галина Сергеевна –
учитель истории,
Подберезинская средняя
общеобразовательная школа

1 Книга Памяти. Псковская область. Издательство организационно-методического центра, Псков, 1993, том 1, стр. 283.
2 Там же.
3 Солодов П.В., Мельникова (Потемкина) Н.А. Локня. Историко – краеведческий
очерк. ГУП «Локнянская типография», 1997, стр. 56.
4 Книга Памяти. Псковская область. Издательство организационно-
методического центра, Псков,1993, том 1, стр. 287.
5 Книга Памяти. Псковская область. Издательство организационно-
методического центра, Псков, 1993, том 15, стр. 366.
6 Солодов П.В., Мельникова (Потемкина) Н.А. Локня. Историко – краеведческий
очерк. ГУП «Локнянская типография», 1997, стр. 60.
7 Книга Памяти. Псковская область. Издательство организационно-
методического центра, Псков, 1993, том 1, стр. 285.
8 Книга Памяти. Псковская область. Издательство организационно-
методического центра, Псков, 1993, том 15, стр. 366.
9 Книга Памяти. Псковская область. Издательство организационно-
методического центра, Псков, 1993, том 1, стр. 287.
 
Форум » Локнянское отделение СДР » Годы ВОВ » Локнянский район В годы В.О.В. (Оккупация)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018Бесплатный конструктор сайтов - uCoz